Трактат о работе и производительности в современном обществе

Работа, не работа… Я другого не понимаю.

Технический прогресс за последние сто лет преобразил нашу жизнь: раньше крестьянин на дохлой кляче тягал плуг туда-сюда с утра до вечера, сейчас техника вспашет в сотню раз бОльшую площадь и в сотню раз быстрее; раньше ходили с серпами и собирали по пучку той же пшеницы, теперь комбайн делает это в тысячи раз быстрее и лучше.

Для одной и той же работы раньше нужны были сотни людей, сейчас хватает пары машин, используя которые, несколько человек могут работать быстрее и эффективнее этой сотни.

Технический прогресс изменил мир, но что изменилось для нас — людей? Как мы вынуждены были продавать своё время, так и продаём! Раньше люди тратили время сами — работали на земле, чтобы получить еду и что-нибудь на продажу, потом стали продавать его другим и уже они решали, как распорядиться этим ресурсом.

И вот парадокс — один человек может выполнять всё бОльший объём работы за всё меньшее время, используя технические средства, но люди в целом не стали меньше работать! Более того, количество раб. часов (сознательно сокращаю слово, чтобы была очевидна его суть) никак не связано с итоговым профитом. Больше сейчас получают те, кто меньше работает и это давно всем очевидно.

Однажды чёрт дёрнул меня подсчитать, что представляет из себя восьмичасовой раб. день и я ужаснулся: вышло так, что чуть менее 12 часов в сутках я трачу на то, чего делать не хочу. (От пробуждения по будильнику до возвращения домой). Минимум шесть часов уходит на сон, ещё час спишем на переходы между этими состояниями и получится что живу я в сутки всего пять часов! Пять!

Выходные тоже не праздник:

В пятницу вечером я слишком устал, чтобы радоваться их наступлению. Пять часов жизни заканчиваются быстро. Суббота проходит в судорожных попытках заняться хоть чем-нибудь, но над тобой висит этот дамоклов раб. меч и с каждым часом он опускается всё ниже. Всё воскресенье проходит в досадном понимании, что завтра снова просыпаться по будильнику, воскресать как ёбаный зомби, не отошедший ещё от прошлых адских мук, но уже отправленный на новый круг.

Так проходит 11 месяцев ада.

Отпуск? Ха! Раб не умеет отдыхать! Имея пять часов в сутки, он бессилен уместить в них хоть что-то и потому вынужден отказываться от любых занятий, не умещающихся в этот формат. Наступает отпуск — месяц освобождения от мук — и он не знает, что делать! Он пытается заниматься тем же, чем обычно, только увеличив дозу, но вот беда — те «развлечения», для которых было более-менее достаточно его пяти часов жизни, при увеличении количества часов не переходят в качество. Скорее наоборот, они начинают надоедать, вызывают отвращение.

Раб настолько привык к своей рабской жизни, что свободное время начинает тяготить его. «Мается от безделья», — сколько раз ты, анон, слышал эти слова? Рабы о рабах.

Выводов не будет.


Комментарии: